Не кладами едиными

on 25 July 2009.

 

Поиск кладов, сокровищ, произведений искусств, манускриптов, легендарных изделий – это благодарная тема для писателей и сценаристов.

Но есть и другие темы, не менее интересные, и тому же представляющие значительный практический интерес.

Был утерян секрет дамасской стали. Современные исследователи восстановили его, но в том ли в виде, по той ли технологии? Вряд ли...

      

Если в некоторых произведениях отчетливо утверждается многослойность стали, то каким образом она достигалась? Многократной проковкой, сворачиванием, следующей проковкой, опять сворачивание, опять проковкой и т.д.? Или все-таки как в «Улице оружейников» склепыванием тысяч маленьких гвоздиков в одну поковку?

Неповторимый характерный узор на клинках свидетельствует как будто в пользу второго способа.

Цена клинка из дамасской стали столь высока, что и года опытов не жалко бы было потратить на проверку. А учитывая, что современные оружейные стали наголову превосходят достижения древних, то результат должен быть ошеломляющ. Трудно ли, возможно ли из мельчайших кусочков оружейной стали склепать одну поковку? Конечно, не только для клинков (хотя именно сравнение современного изделия с древним было бы качественной проверкой), но и для других целей.

Чистая случайность позволила когда-то Флемингу открыть пенициллин. Направленный поиск позволил затем открыть тысячи антибиотиков. Антибиотиков… То есть тех веществ, которые грибки выделяют в среду, уничтожая или замедляя рост конкурирующих организмов. Подобные вещества выделяют не только грибки, но и растения, и животные. Ведь нет сомнений у нас, что сыворотка крови иммунизированного человека убивает возбудителя, на который был выработан иммунитет. Исследований о возможности выработки специфических веществ на возбудителей растениями не проводилось. Между тем совершенно точно установлено, что растения подобные вещества вырабатывают, что эти вещества разнятся от вида возбудителя, то есть они специфичны.

Когда-нибудь производились опыты по заражению растений нам страшными микроорганизмами? До такого бреда никто не доходил… Между тем вещества, выделяемые (производимые) растениями отличаются качественно в зависимости от состояния их. Даже от времени суток, даже от погоды, от возраста, от произрастающих рядом симбиотиков…

Есть удивительные артефакты в археологии. Тысячи лет назад производились успешно операции по вживлению металлических зубов. Или вживлению драгоценных камней в зубную ткань. Или вживлению пластин в черепную коробку. Секреты утеряны, но ведь возможны какие-то следы, упоминания, отголоски…Не всегда эти следы документальны, запротоколированы, высечены на камнях. И в форме искусства они могут быть: картины, фрески, иконы, легенды, эпос… Найти те вещества, которые способствуют приживлению инородного тела в организме – задача настолько громадная, что не жалко и труда большого для ее решения. И это решение, быть может, сокрыто в старой-старой сказке…

В одном рассказе Джека Лондона врач на Аляске спас любовника своей жены, попавшего в лапы пуме. Для восстановления костей он использовал трансплантат, в качестве которого брал хрящики молодых кроликов. Слышал ли это Д. Лондон, видел ли сам, был ли гений врач – кто знает? Мы знаем, что ткани отличаются антигенными свойствами. Кожа, например, сильный антиген, внутренние органы слабее. Но ткани разных генетически видов… Никто не обратил внимание на этот рассказ (имею в виду врачебный план). А сейчас используют для людей сердечные клапана свиньи, и это не вызывает скептицизма.

Массовых сравнительных опытов по использованию трансплантатов других видов на человеке никто не производил. Тем более хрящиков, которые вообще отличаются очень слабой антигенностью. Между тем решение этой проблемы сулит так много…

Ежегодно открывают новые виды животных (и исчезают некоторые виды). Те генетические многомиллионолетние (или многомиллиардные) наработки, которые присущи каждому виду, могут оказаться бесценными для нас и последующих поколений. Можно расшифровать генетический код, можно установить точно последовательность нуклеотидов в гене… Но вот что именно производит данный ген, как он определяет тот или иной признак организма, да и как он взаимодействует с другими генами очень и очень не скоро мы узнаем. Ведь хотелось бы, чтобы был у тебя ген, восстанавливающий утраченные зубы? (У акул есть!). Или ген регенерации органов… Или ген восстановления нервной ткани… Поэтому как поиск новых видов, так и сохранение известных видов животных представляется необходимостью, обязательностью…

«На побережье Сахары, между Кап-Джуби и Сиснеросом, тут и там видишь своеобразные плоскогорья от нескольких сот шагов до тридцати километров в поперечнике. Примечательно, что все они одной высоты – триста метров… …Ни один европейский исследователь еще не бывал здесь…Спуститься было немыслимо…

…Под ногами лежала трехсотметровая толща спрессованных ракушек… Здесь нет и не может быть никаких камней…

…На скатерть, разостланную под яблоней, может упасть только яблоко, на скатерть, разостланную под звездами, может падать только звездная пыль,- никогда ни один метеорит не показывал так ясно, откуда он родом.

…Я подобрал свою находку - плотный черный камень, величиной с кулак, тяжелый, как металл, и округлый, как слеза.

…Я подбирал камень за камнем, приблизительно по одному на гектар. Все они были точно капли застывшей лавы. Все тверды, как черный алмаз.» Антуан де Сент-Экзюпери, «Планета людей».

Метеориты имеют очень приличный денежный эквивалент. Поиск метеоритов более доходное дело, чем поиск золота. Но еще большую ценность для нас они представляют как источник информации о Вселенной. Состав, намагниченность, наведенная и собственная радиация, следы жизни… Был бы у автора вертолет или легкий спортивный самолет, он непременно и немедленно отправился с кошелкой собирать метеориты на плоскогорья Сахары.

Есть мнение, что это сделают с его подачи (точнее, с подачи Экзюпери) и более удачливые. Успехов! Ракушечных плоскогорий, наверное, хватит на многих (на них легко определить метеорит). И причем, не только в Сахаре…

На Земле произрастают тысячи растений. Полного каталога, наверное, на сегодня не существует. И уж тем более не существует каталога точного химического состава растений. И уж совсем невероятен каталог фармацевтических свойств всех растений. Есть, да, фармакотерапевтические справочники, где сведены свойства сотни-другой растений, как правило, широкораспространенных, известных, издревле применяемых. Здравомыслящий человек не рискнет использовать неизвестное растение. Но ведь в каждом регионе есть традиционные методы врачевания, которые используют свои, часто эндемичные растения. Есть рецепты, использующиеся тысячи лет, прошедшие апробацию на многих поколениях. И эти рецепты представляют непреходящую ценность.

Причем не только врачебные рецепты интересны, но и кулинарные. Быть может, потому так хорошо размножаются рисоеды, что рис настолько пресен и безвкусен, что просто необходимо употреблять тысячи пряных добавок, чтобы поглотить хоть некоторое количество пищи с удовольствием.

Например, в Аравийской пустыне есть растение, ягоды которого применяют при зубной боли. Казалось бы, чем может удивить нас такое растение? Ромашка, шалфей, антибиотики - у нас широкий спектр известных способов и средств (если боимся стоматолога).

Но такого эффекта, уверяю вас, не смог бы предположить ни один европеец! Это растение вызывает смех! Причем достаточно продолжительный и безудержный…

А теперь представьте себе настойку (или вино, или водку с вытяжкой из этого растения, или чай). Стаканчик, который действительно поднимет настроение, а не утопит проблемы. Доказано, что хорошее настроение улучшает здоровье. И это здоровье скрывается где-то в пустынях, недоступно и неизвестно нам. Отличная задача для туристов в Египте и Аравии: найти, привести, акклиматизировать и применить на собственной территории. Быть может, сегодня это будет реализовано одним телефонным звонком. И мы возрадуемся! Разрешено, если не запрещено!

Когда-то Пастер заработал на том, что помог одному винопроизводителю сохранить высокую марку его вина. Оказалось, что чаны были загрязнены конкурирующими микроорганизмами, которые извращали процесс брожения, придавали вину горечь и неприятный вкус. Пастер простерилизовал емкости, очистил их от нежелательных микроорганизмов, и новое вино затем не уступало по качеству традиционной марке.

И дрожжи бывают разные!

Поиск микроорганизмов с нужными свойствами- задача огромнейшей важности и значения.

Тот же Пастер еще раз заработал на микроорганизмах, когда по просьбе фермеров Австралии заразил кроликов смертельной для них болезнью. Передохло более 90% кроликов. Дело в том, что кролики роют норки. А фермеры выращивают овец. Овцы попадают в норки и ломают ноги. Или овцы, или кролики. (Предлагали австралийцам поставлять крольчатину в СССР. Но кролики упрямо не желали пастись стадами, продолжали рыть норки...)

Несколько лет фермеры жили спокойно. Но кролики адаптировались (или, что вернее, выжили невосприимчивые к болезни), размножились, и все вернулось на круги своя. Но уже был ясен путь! Теперь их заражают чем-нибудь новеньким, опять погибает 90%, опять выживает часть, размножается…И сказка про белого бычка продолжается…

Есть микроорганизмы, вызывающие гангрену, воспаления, язвы, болезни…

Но ведь есть и те, которые не вызывают отрицательных явлений! Даже наоборот, способствуют заживлению, перевариванию, оздоровлению. И никто не проводил сравнительный анализ? Вы представляете эту непаханную целину, эту бескрайнюю прерию Новой Америки? Когда-то и сифилис лечили заражением малярией...И лактобактрин, и бифумбактрин уже продаются в аптеках. А есть группы людей, зараженных азотфиксаторами...

Сложно, конечно, дорого, конечно, но возможно! Тем более, если избрать путь сравнительного анализа достаточно больших групп людей, проживающих на определенной территории, с устоявшимися традициями (см. ст. «Вечный хлеб»).

Водопад - это великолепное, потрясающее, ошеломляющее зрелище! Автор Водолей, и обложку для книги он избрал соответствующую (она на сайте).

И кроме того, водопады - это естественные промывочные лотки. Вода падает с высоты, размывает и разрушает породы, вымывает легкие частицы. Тяжелые частицы непременно должны скапливаться на дне! Водопад имеет тенденцию продвигаться вверх по течению, следовательно, русло реки ниже водопада должно представлять собой кладезь тяжелых элементов. А что у нас тяжелое и неактивное, не поддающееся коррозии? Золото и платина.

А теперь представьте, что процессы идут тысячи лет. А теперь добавьте сюда породу, что тащит река сверху к водопаду, которая падает в этот уникальный промывочный лоток, разбивается, крошится, дробится. А теперь добавьте сюда процесс флотации, когда пузырьки воздуха захватывают всякую мелочь и многократно ускоряют процесс. И еще приплюсуем взаимодействие частиц, которые сталкиваются, ударяются друг о друга (и уже не так мягко, как о воду!), перетираются в пыль, вымываются.

И тогда неизбежно мы должны сделать вывод, что кроме тяжелых элементов на дне водопада будут оседать и самые твердые, самые крепкие минералы. Алмазы!

В реках на перекатах и порогах образуются так называемые карманы – это выбоина в камне. Туда неизбежно попадают камни, которые тащит вода вниз. Но карман не позволяет камню выскочить из лунки, он бьется о дно и стенки лунки, углубляя и расширяя ее, разрушается от многократных ударов, и в конце концов истирается в пыль. Но бывают минералы покрепче гранита. Алмазы! И их в подобных карманах находят по много сот карат.

Есть, наверное, реки в непосредственной близости от места проживания, где есть пороги, перекаты, водопады. Нет рек - есть ручьи. Не в масштабе дело, а в факте -  есть или нет что-то интересное на пути ручья. (см. ст. «Развлечение для отпускников»).

Но на Ниагаре, на водопаде Виктория, на Анхеле, Киваче находки должны быть просто замечательны.

В нижнем течении реки Оранжевой находится самый высокий водопад Африки Ауграбис (160 метров).

В некоторых местах   на дне каньона виднеются большие круглые углубления, выточенные в скалах камнями, которые веками подпрыгивают и вертятся на одном месте в струях сильного потока. Некоторые из них похожи на колодцы, причем глубина их достигает человеческого роста.

Итак, Южная Африка, река Оранжевая,  места находок алмазов, золота, водопад, карманы и большое желание взять ценную вещь при прогулке на отдыхе. Ясно, что надо искать, когда настает период засухи, когда обнажается русло, когда можно спокойно добраться до мест, где идет настолько интенсивная промывка, что не найти чего ни будь просто невозможно. А не нашли до сих пор потому, что водопад находится  в диком и безлюдном краю, и даже местные жители мало о нем знают. Он не красавец, как Виктория. Он жуток и зловещ. Это не туристическая Мекка. Ущелье и бесплодные скалы.

 

Были бы средства, скупил бы ниже по течению все, что можно скупить…И искал бы сам. А можно и не скупать… За активный отдых еще не придумали наказание.

В Южной Америке, как и на побережье Сахары, есть аналогичные плоскогорья. Быть может, и природа образования их идентична. Крутые обрывистые склоны, небольшая (метров триста) высота. Вершины окружены непроходимыми джунглями. Для альпинистов интереса не представляют. Для местных аборигенов - тем более. Тысячелетиями (миллион лет - кто знает?) на эти места не ступала нога человека. И не ступила бы, если бы не развитие авиации. На плоскогорья Сахары можно сесть на самолете – нет ни кустика, ни жалкого растения, только прокаленный ракушняк. На вершины Южной Америки можно сесть только на вертолете – они покрыты густой растительностью.

Ошеломление испытали первые люди, прилетевшие на вершину. Все растения и насекомые – эндемики! Таких нет внизу в джунглях, таких вообще нигде в мире нет. Это - затерянный мир! Это была сенсация!

Первооткрыватели придумали много красивых названий растениям - это был триумф!

Исследования подобные, слава богу, дороги, вершины удалены от поселений, вертолетное время недешево, оборудование громоздко, вертолеты малой грузоподъемности, желающих хоть и много, но они не специалисты по флоре и фауне…

Поэтому, обозвав все растения и насекомых своими словами, к вершинами потеряли интерес и длительное время их не посещали.

Каково же было изумление в последующих экспедициях, когда они увидели, что затерянные миры изменились до неузнаваемости. Исчезли большие древовидные растения, появились какие-то непонятные мясистые цветы, исчезли некоторые виды насекомых, появились другие виды, но, что поразительно, опять эндемики!

Что-то изменилось в хрупком равновесии, качнулся маятник, картина изменилась. Это была уже другая реальность. Хуже она или лучше, не нам судить.

Занесли-таки люди какую-то свою заразу. Взяли хрупкую красивую игрушку в корявые свои ручонки и безвозвратно испортили. И последующим поколениям уже не видать прежней картины. И из генофонда Земли вычеркнули десяток видов…

Уж лучше бы люди исследовали провалы. Есть там же в Южной Америке громадные ямы, до сотни метров глубиной и столько же в ширину. Это ворота в ад.

Сверху большая часть этих провалов затянута растительностью, деревья и лианы почти не пропускают свет. Да и не было бы их, свет бы все равно не дошел до дна колодца.

Иногда животное упадет по неосторожности на дно. Плоды и листва падают с деревьев, вода от дождей. Копошится там на дне какая-то мерзость, питается друг дружкой.

Нет почему-то желающих исследовать это мрачное местечко, не находится. Природный страх, наверное, удерживает. То ли рассказы о гигантских змеях, пожирающих всех подряд, то ли естественное отождествление мрака со злом… Да и что там может быть хорошего? Хотя, уверен, десяток эндемичных видов можно найти и там. И, кто знает, когда и кому пригодятся их генетические наработки - быть может, мне и завтра.

Вот только не вытащить бы оттуда заразу, которая уничтожит наш мир. Те, кто там, внизу, имеют большую жизненную силу - они выжили. Вряд ли мы там выживем. После похода на дно необходим жесткий карантин.

Интересно, занимательно и, быть может, почетно – назвать своим именем мокрицу или змею нового вида. Маленькое приключение, путешествие в неизвестное. Прожектор будет выхватывать из темноты скелеты животных, какие-то склизкие змеевидные тела, громадных пауков и тараканов…Или, не дай бог, человекообразных…

Поднадоели книги и фильмы без идей, одухотворенность на лице очередной дивы, которая согласилась, наконец, за очень большие деньги нам кое-что показать.

Сценарий или сюжет приключения может быть очень прост: цель, команда, действие. Иногда и результат неважен, потому что действие бывает важнее результата. Не нашли метеорит на этом плато – найдем на другом. Не получился хороший клинок из этой стали – выйдет из другой. Не нашли ничего в этом водопаде – найдем в другом. Подсунули в Египте непрорастающие семена – найдем другие. Не нашли новый вид сегодня – найдем завтра.

Но уж если что-то нашли!..