О местах аномальных

on 08 June 2008.


    Есть удивительно простые конструкции, которые позволяют решать, казалось бы, неразрешимые задачи. Мечта изобретателей вечного двигателя создавать "концентраторы тепла", чтобы получать даровую энергию из атмосферного тепла. Законы термодинамики запрещают протекание подобного процесса самостоятельно, без затрат энергии. А затраты будут всегда таковы, что даровой энергии не получить.
    Но зачем обходить законы, когда существует возможность получать энергию в согласии с ними?
    Можно принять солнечное излучение и нагреть в фокусе, например, линзы или вогнутого зеркала некоторое тело до тысяч градусов. И это не будет нарушением законов термодинамики.
    Можно принять даже излучение далекой звезды и не только увидеть его спектр, но с помощью сверхчувствительных приемников измерить энергию в линиях спектра.
    С помощью небольшой параболической антенны можно принять слабые сигналы со спутников, заставить их совершить ничтожную работу в усилителях, и это позволит практически по всему земному шару поддерживать радио и телесвязь.
   Можно с помощью громадной антенны принять радиоизлучение объектов, удаленных от нас на десять миллиардов лет, сконцентрировать его на чувствительный элемент и заставить совершить работу по управлению, например, лучом электронов (наверное, не большую, чем совершает инфузория-туфелька при перемещении).
    И существует принципиальная возможность принять и сконцентрировать тепловое излучение окружающих тел. Это не есть концентрация тепла, потому что "тепло" -это не есть излучение. Движение молекул вещества с большей или меньшей скоростью определяет то, что мы называем температурой вещества.
    Когда же молекулы сталкиваются, то часть энергии (кроме энергии обмена) излучается в пространство, отрывается от вещества. И если тепло, то есть более быстрые молекулы, нельзя сконцентрировать в заданном месте пространства без затрат дополнительной энергии, то для излучения таких запретов нет.
    Но ведь коль скоро мы можем сконцентрировать тепловое излучение тел в некоторой точке пространства, а затем нагреть этим излучением малую толику вещества до температуры, превышающей температуру тел, то не есть ли это опять нарушение законов?
    Не большее нарушение, чем при концентрации солнечного света линзой при фокусировке на некотором объекте. Источник - Солнце. Оно разогревает наш котел, причем разные тела до разных температур, за счет разного поглощения ими излучения. А тепловое равновесие устанавливается потом, когда Солнце садится, прячется за горизонт. А, может быть, и вообще лишь в далеком будущем...
   Но вот тут маленький нюанс. Есть и температура излучения. То есть тела, нагретые до разных температур, и излучают по-разному, спектр излучения их различен. Можно ли нагреть тепловым излучением тела с температурой, скажем, 400 К другое тело (меньшее) до температуры, скажем, 420 К?
   Но ведь можно поставить вопрос и так: можем ли мы нагреть радиосигналом тело до температуры, когда его собственное тепловое излучение превысит температуру поступающего излучения (будет соответствовать большей температуре)?
   В фокусе радаров еще во вторую мировую подогревали консервы. А разогрев в СВЧ печах сейчас- повсеместно и на производстве и в быту. А это низкотемпературное излучение, но достаточно концентрированное.
   На какую температуру мы сможем нагреть 1 грамм воды, если заставим ее принять 4,2 Дж внешней энергии?
Ответ: на 1 градус.
   На какую температуру мы сможем нагреть 1 грамм ртути, если заставим ее принять 4,2 Дж энергии? (Напомним, что теплоемкость ртути 0,138 Дж/гхград)
Ответ: на 30 градусов.
   Следовательно, одно и то же количество поступающего излучения (неважно какого!) нагреют разные материалы до разных температур.
   Эффект будет зависеть от свойств вещества-приемника. А разве и для солнечного света не то же самое для разных веществ? Одно дело нагревать в фокусе зачерненную точку, и совсем другое - зеркало или белую мелованную бумагу.
   Итак, если сконцентрировать излучение (световое, инфракрасное, радио), то можно нагреть некоторое вещество выше температуры окружающей среды.
    Нет одинаковых веществ! Не может быть принципиально термодинамического равновесия за счет излучения между веществами с разной поглощающей и излучательной способностью в условиях поступающего извне излучения! Усреднения есть абстракция, удобная для вычислений, но крайне портящая картину при конкретике. Если привести тела в контакт и заставить обмениваться энергией за счет теплообмена, то да! Нет сомнений! Будет достигнуто равновесие, правда, но и тут встает вопрос- КОГДА? В бесконечном будущем? Кто-нибудь рассчитал, когда (по времени) наступит термодинамическое равновесие между водородом и гексафторидом урана при начально взятых разных температурах их в сотню градусов, и при нахождении их в условиях излучения, соответствующего уровню возбуждения одного компонента? Или между электронами и ионами в плазме (при разнице температур в миллион градусов)?
Итак, чтобы принять излучение Солнца, звезд, окружающей тел, необходим концентратор энергии. Концентратор - инфракрасная линза - должен быть значительных размеров, он должен пропускать и преломлять инфракрасные лучи; кроме того, предпочтительно, чтобы нагреваемое вещество не контактировало со средой, чтобы не передавать ей тепло за счет теплопроводности.
    Есть множество веществ, могущих быть использованными в качестве линз.
Известно, что если небо закрыто облаками, то охлаждение земной поверхности происходит медленнее. А это подсказывает, что не только преломление, но и отражение инфракрасных лучей позволяет концентрировать их в некоторой точке (так, есть телескоп -рефрактор на линзах, но есть и телескоп - рефлектор на зеркалах, причем лучшие результаты демонстрируют как раз рефлекторы, потому что их не только проще создать, но создать их можно колоссальных размеров). Веществ, хорошо отражающих инфракрасные лучи тоже достаточно.
Но тогда мы можем поискать и природные образования, поверхности которых образуют подобные громадные рефлекторы. Это могут быть овраги, ложбины, впадины, долины, склоны, провалы, кратеры, форма которых позволяет надеяться зафиксировать концентрацию излучения в некоторых областях пространства. В фокусах подобных образований должен проявляться ряд замечательных свойств.
    Во-первых, температура в фокусах будет аномально высока. Если в центре вогнутой долины есть возвышение, то на нем будет микроклимат, качественно отличающийся от окружающего.
    Во-вторых, не только инфракрасные лучи отражаются от поверхности. В фокусах может наблюдаться парадоксальный радиоприем. Кроме того, и космический фон может концентрироваться в них.
    В-третьих, если почва хоть в малой степени радиоактивна (что неизбежно), то в фокусах может быть повышен и фон радиации (гамма-лучи).
     В-четвертых, нагретый воздух поднимается в фокусах вверх, поэтому возможно образование восходящих потоков, смерчей, торнадо.
    В-пятых, если кривизна впадины такова, что фокус приходится на границу облаков, то возможно наблюдение распадов облаков, образование верхних вихрей, атмосферных аномалий.
    В-шестых, над неглубокими морскими ложбинами, если поверхность воды попадает в их фокус, также должны проявляться некоторые явления: вихри, усиленное испарение, волнение, температурные градиенты.
    В-седьмых, солнечные лучи в течение дня падают на ложбину под разными углами, поэтому и расположение фокуса будет перемещаться. Фокальная плоскость будет местом дневных аномалий, а не отдельное фокальное пятно.
    В-восьмых, воздух в зависимости от влажности, загрязнений, температуры, давления может по-разному поглощать проходящее излучение; кроме того, могут временно образовываться сгущения и разряжения (флуктуации)- поэтому ряд явлений может проявляться эпизодически, спонтанно, неожиданно, случайно.
    Найдя подходящую природную впадину можно уже сейчас поискать в ее фокусе аномалии. А если еще выложить дно ложбины фольгой (в идеале - зеркалами), чтобы обеспечить многократное увеличение отражения, то при самом размытом фокусе и неидеальности этого зеркала в фокусе будет зарегистрирована такая мощная аномалия, что зафиксировать ее можно будет буквально собственной кожей. Архимед поджигал несколькими десятками плохих зеркал галеры. Так что говорить о хорошо отражающих поверхностях, площадью в сотни (и миллионы) раз больших. Даже и очень плохо отражающая поверхность площадью в несколько километров при хорошей фокусировке даст колоссальный эффект. Отражение излучения земной поверхностью (альбедо) варьируют от десяти до восьмидесяти процентов - этого вполне достаточно, чтобы получить ощутимый эффект.
    Так где же поискать хорошие концентраторы энергии?
Условием хорошего отражения будет минимальное нахождение растительности на впадине. Растительность рассеивает, переизлучает, поглощает излучение, портит фокус, снижает ощутимый эффект, мешает измерениям...
    Плохо будет искать в фокусе облесенной долины. Лучше будет искать все-таки на травянистой. А уж совсем хорошо будет искать на безлесной и безтравной.
   И разве именно там, в песках, на барханах и в полном безтравье мы и не находим и исторически и фактически встречающиеся феномены? Аномалии труднообъяснимые? Фантомы? Миражи? Искажения? Мистику?
    Конечно же, пустыни с барханами, песчаными холмами и впадинами, находящиеся в условиях мощного солнечного излучения, демонстрирует нам наилучшие проявления различных аномалий.
   Вторым местом, очевидно, являются горные образования с минимальным количеством растительности. Если же на них находится снег или лед, то в фокусе можно ожидать очень неожиданные сюрпризы.
   Кратеры вулканов, а также кратеры от метеоритов займут третье место.
   Искусственные образования, например, впадины, остающиеся после выемки грунта при открытой разработке полезных ископаемых, по масштабности займут четвертое место. (Хотя люди уже нарыли достаточно таких ям, что не всякое горное образование может с ними сравниться).
   На пятое место можно поставить искусственные сооружения, такие, например, как радиотелескоп в Аресибо. В фокусе его сейчас, быстро и качественно, можно определить уровень концентрации самых различных видов энергии в любое время дня и ночи. Наличие самой высококачественной аппаратуры, идеальная настройка концентратора, возможность перемещения приемника излучения в фокальной плоскости, высокопрофессиональный персонал - исследования в Аресибо представляли бы мощное основание для дальнейших разработок.
    На шестое место можно поставить строения. Крыша здания, фокусирующая инфракрасные лучи в каком либо помещении, может быть причиной достаточно ощутимых аномалий, сказывающихся как на здоровье, так и на температуре. Купола церквей, мечетей, современных сооружений могут являться линзами или концентраторами энергии. Даже внешнее или внутреннее покрытие таких куполов может иметь значение.
    Седьмое место займут немасштабные, самые простые приспособления и конструкции. Вогнутое зеркало диаметром, скажем, один метр, служащее для подогрева пищи, есть прекрасный инструмент для исследований. С помощью фотоэкспонометров, инфракрасных измерителей, приемников радиоволн можно провести целый ряд исследований. Ведь интерес представляет не только (и не сколько) концентрация прямого солнечного излучения, но и концентрация рассеянного, а также отраженного излучений, или изменение излучений во времени. Изменение, например, температуры в фокусе, влияние длительной концентрации излучений на различные организмы (ведь концентрируются многие виды излучений), селекция излучений с помощью покрытия зеркала - тем достаточно.
     Но ведь есть и милликонцентраторы, величиной в сантиметр, миллиметр. Определим им восьмое место. Подобные концентраторы будут эффективны только для волн значительно меньших, чем их размеры. Концентратор в миллиметр будет неэффективен для радиоволн длиной в сантиметр, метр, километр. Но для световых и инфракрасных волн он будет действенен. Если соты есть впадины с фокусами за пределами плоскости, то в точках фокусов будут наблюдаться множественные аномалии. Свойства среды у гладкой поверхности и у сотовой конструкции из такого же материала должны отличаться. А если эта поверхность к тому же и сама является мощным излучателем, например, инфракрасных лучей (нагреватель), то возможны очень интересные эффекты. Например, вскипание воды в фокусах - вода ведь плохо передает тепло сверху вниз, чтобы ее испарить выгодней греть малый поверхностный слой. Например, интенсификация химических процессов (при повышении температуры на 10 градусов скорость реакций возрастает вдвое. Не потому ли пчелы выращивают свои личинки в сотах? Возможно, им нужна хотя бы малая область с повышенной температурой, куда, как в реактор, личинка подает компоненты синтеза, потому что без поднятия температуры реакции просто не идут). Например, интенсивные конвективные потоки - можно сравнить их с ячеистой структурой Солнечной поверхности, или поверхности кипящей воды, или поверхности воды над ультразвуковым излучателем.
    И на последнем месте можно поставить самые маленькие, самые загадочные концентраторы - атомные. Поверхность некоторых веществ, точнее, структура их, кристаллическая решетка или особый порядок чередования атомов, могут быть концентраторами некоторых видов энергии. Кроме того, эти атомные образования могут иметь форму, обеспечивающую прохождение реакций, неосуществимых в нормальных условиях. Очевидно, некоторые катализаторы есть именно такие представители микроконцентраторов. То, что на поверхности катализаторов или в непосредственной близости от нее происходит нечто загадочное - нет сомнений. Две теории катализа: - образование промежуточных продуктов и влияние формы поверхности. Если верна вторая теория (а почему бы и нет? автору, например, она импонирует: лучший катализатор - платина, как известно, очень химически стойкий элемент и говорить о промежуточных продуктах как-то неловко), то возможно создание наноструктур, обладающих каталитической активностью по отношению к той или иной реакции. Уже сейчас помещают (приклеивают, закрепляют) ферменты на подложку и заставляют реагировать вещества, в нормальных условиях нереагирующие друг с другом. Фермент - это именно форма, он неживой, хотя и очень сложный, у него есть какие-то структуры, полости, где непонятным образом активируются компоненты реакций без подвода энергии извне (без видимого подвода).       

     Если бы удалось катализаторами заставить реагировать компоненты воздуха между собой или с водой, то это было бы замечательным достижением. Точные термометры, тепловизоры, приборы ночного видения, быть может, помогут исследователям найти и природные катализаторы подобных процессов. Где они находятся: в деревьях, в животных, в песках, в горах, под водой, или в отвалах и карьерах - кто знает? Должны быть температурные аномалии, результат практически всех взаимодействий выражается в конечном своем результате в тепле.  

Уверенно мы можем воспринимать только электромагнитное излучение. Нейтринное, например, излучение регистрируют где-то на грани шаманства, колдовства, достоверность мала. Еще меньше достоверность регистрации гравитационного излучения. Если же есть еще какие либо виды излучений, то мы просто не знаем, как их регистрировать, мы не знаем, как они реагируют с веществом. Предположение, что результатом поглощения есть повышение температуры, есть лишь гипотеза.
Но там, где есть концентрация энергии, всегда будет неожиданность, неопределенность... Интересно это исследовать, создавать такие условия, находиться в фокусе...