А.Н. Долженко - "Идеи и Гипотезы"

on 09 May 2008.

 

      Мы читаем историю, нас тошнит от перечисления войн, от количества бессмысленных жертв, от проявления скотства наших предков. Лучшие герои - максимальные убийцы. Нам стыдно за них, нам нечем гордиться, нам хочется, чтобы прошлое было красивее...
     Но есть в прошлом и то, что говорит о взлете человеческого гения, и мы вспоминаем, что мы люди, что мы тоже принадлежим человеческому сообществу. И пусть рядом с этими взлетами есть обязательно какое-нибудь пятно, что-то от животного мрака, но тем контрастнее свет…
      Менделеев создает периодическую таблицу элементов, это событие, которое до конца еще не оценено и сейчас, и в зените своей славы был вынужден бросить науку и делать чемоданы.    Маркони (упрямый!) передает радиосигнал через океан, когда ему умнейшие люди доказывали, что свет и радиоволны распространяются прямолинейно (нет! они доказывали ему, что он дурак!).   

     Рентген с негодованием отвергал предложения по патентованию своих работ, а мы до сих пор до конца не осознаем, насколько эта его реакция двинула вперед человечество. Хевисайд подыхал от нищеты, когда его разработки буквально озолотили некоторые компании, но продолжал работать чтобы мы, благодарные, его и не вспоминали... (нет! есть слой Хевисайда!).      

      Дженнер нашел способ лечения от оспы, но и упорствовал в своих заблуждениях до недоумения, до насмешек и издевательства над собой (для нас, сегодняшних - иммунизация от оспы разовая не есть решение проблем), чтобы мы, конечно же, очень благодарные, могли с недоумением смотреть, как в одной-другой стране кто-то еще позволяет умирать от оспы.
     Мы помним, на чьих трудах стоит цивилизация - Пастер, Флеминг, Мечников, Вавилов... Ньютон, Больцман, Планк, Ферми... Джоуль, Ватт, Фарадей, Тесла…
      А сколько безвестных или, точнее, неизвестных лично нам талантов доводит идеи, разработки или изобретения до степени совершенства, до возможности широкого, массового их использования.
        Были выродки, уничтожившие сотни тысяч, миллионы людей.
        Но были и те, кто подарил жизнь миллионам, кто дал возможность человечеству плодиться, творить, радоваться жизни.
     И какой же личной трагедией оборачивается для таких людей работа против человечества. (Нет, не личной, а общечеловеческой трагедией!)
      Бедный, бедный Нобель, при проведении опытов гибли его родные, неудачи преследовали его, но он проявил завидное упрямство и подарил человечеству динамит... Чтобы потом, ошеломленный последствиями, отдать все свое состояние на создание фонда... И ученые теперь мечтают о признании Нобелевским комитетом своих работ.
      Р. Оппенгеймер хорошо известен, наверное, только в Японии. Отец атомной бомбы страдал ли от угрызений совести? Смотрел ли он фильмы о зверствах японцев? Почему он ушел с головой в исследования, достаточно далекие от атомной проблемы? Думал ли он о том пилоте, который сбросил его бомбу и самостоятельно закончил жизнь? Или его успокаивал Э. Ферми, создатель первого ядерного реактора и инициатор проекта?
    Ф. Габер, Нобелевский лауреат, дал человечеству способ фиксации азота, что сейчас дает миллионы тонн азотных удобрений и повышает урожайность, но он же участвовал и в создании боевых газов, которые немцы и применили с успехом. Однако они же и плюнули ему, еврею, любящему Германию, в душу, да так, что он еле унес ноги. И до конца дней своих ему было стыдно смотреть людям в глаза.
      А. Сахаров, отец термоядерной бомбы, заработал от родного Отечества ссылку и презрение. Но ведь где-то есть площадь имени Сахарова, значит, помним, значит, сделал для нас много.
      В. Браун создает крылатые ракеты, с помощью которых нацисты бомбили Англию. Американцы вывезли его к себе и избавили от Нюрнберга, но заставили продолжать работы в этом направлении.      Его семья погибла при бомбардировке Дрездена. Не мутило ли его, не страдал ли он, первый, кто доказал, что ракеты – это страшная реальность сегодняшнего дня?
      Тимофеев-Ресовский… Посланный учиться в Германию, он отказался вернуться к Сталину. Наци расстреляли его сына за связь с Сопротивлением, так, для порядка, а, возможно, и для провокации. Его не трогали, потому что он приносил пользу Германии. Его исследования по радиационной биологии были тогда (да и сейчас!) крайне интересны. Но ведь до сих пор идет слух о всеобщем заговоре немецких физиков, которые отнюдь не собирались делать атомную бомбу Гитлеру, и этот заговор творился и через Т.Р.! За это Сталин и наградил его лагерем.
       Когда мимо нас проходит грохочущая колонна танков, мы вспоминаем, что внутри у них дизель. Но Р. Дизель подарил нам и двигатели тракторов и комбайнов, машин и генераторов, он облегчил труд и дал возможность существовать миллионам.
      Как часто искреннее желание осчастливить человечество оборачивается стыдом за непродуманность, опрометчивость. Есть гипотезы, которых можно выдвигать сколь угодно много, они для того и гипотезы, чтобы пригласить к обсуждению другие умы, услышать порицания, замечания или конкретные предложения по проверке. А есть претенциозная подача фактов, когда желаемое выдают за действительное, опираясь, кроме всего прочего и на собственный авторитет.
      Тот, кто следил за проблемами термояда, наверное, помнит сенсационное заявление американских физиков об осуществлении холодного термоядерного синтеза. Синтез, предполагалось, осуществлялся на последней электронной оболочке палладия, на которой вместо электронов размещались дейтроны. Реакция происходила при пропускании тока через тяжелую воду с помощью палладиевых электродов. Практически во всех лабораториях мира была осуществлена проверка и ПОДТВЕРЖДЕНО! осуществление реакции! Какое ошеломление испытали физики, какую беспомощность они продемонстрировали – удивительное единодушие!
     Миллиарды затраченных средств оказались выброшены на ветер, путь к решению проблемы оказался совсем не там, где прогнозировался.
Что же говорить о нас, статистах события, пораженных единодушным признанием физиков, нас, лихорадочно пытающихся построить свою картину будущего мира, сделать свой маленький прогноз, изменить свои ожидания?
      Наверное, самый большой удар испытали те, кто поставляет энергоносители на мировой рынок. Это обещало крах! Причем окончательный и бесповоротный. Некуда будет сбывать нефть, прекратится поток средств, поддерживающий отсталую экономику, миллионы людей будут обречены на голод. Тот положительный эффект, который неизбежно будет сопровождать развитие термоядерной энергетики - потеря интереса ведущих стран к энергопоставщикам, снятие напряженности в этих районах - ни в коей мере не компенсировал бы убытки.
      Однако, сначала один скептик (как нужны скептики!) высказал сомнение в достоверности результатов (и это несмотря на единодушное признание физиков, многочисленные проверки в лучших лабораториях мира, в том числе, кстати, и в СССР!), затем другой проделал те же опыты и высказал недоумение по поводу ненаблюдаемости отличий нейтронного излучения от фонового, затем раздались голоса, что тепловой эффект возникает при реакции палладия с водой в условиях электролиза, затем была поднята бритва Оккамы и отсекла проблему целиком.
     Как, наверное, было стыдно поднять глаза, как долго потом проблема холодного синтеза вызывала нервную почесушку у участников событий!
     Единственное, что не требует веры - наука, основанная на фактах и расчетах, наука, на которой стоит цивилизация, на которую опираются, как на стену, вдруг сбойнула, выдала пошлую сенсацию, какую можно было ожидать разве что от желтой прессы.
      Только одним можно объяснить первое единодушное признание физиков - они тоже верят, они верят, что можно осуществить управляемую термоядерную реакцию, они устали от вывертов плазмы, от невозможности получить сверхмощные поля, от непредсказуемости результатов! Они боятся, что проблема так велика, что не хватит жизни, чтобы ее решить. Поэтому они верят. Или веруют.
     Нам же остается уповать. Уповать, что передовой отряд человечества не спасует перед трудностями. Молитвами не вымолить киловатт энергии!
     Каким контрастом выглядела публикация Беднорца и Мюллера о сверхпроводимости у керамических образцов! С какой осторожностью и сомнением в своих же результатах они преподнесли потрясающий факт! А ведь, без сомнения, они прекрасно отдавали себе отчет, что это сенсация. И когда через несколько месяцев ученые брали штурмом конференц-залы, когда стояли в проходах и, затаив дыхание, слушали о новых высокотемпературных сверхпроводниках - какой же это был триумф, какое торжество разума!
     Боязнь уронить свой авторитет, ошибиться, сделать неверные выводы иногда приводят к задержке открытий, которые в корне меняют наши взгляды на мир. Так Ч. Дарвин долгие годы создавал "Происхождение видов" и был ошеломлен, когда увидел работу А. Уоллеса, в которой коротко были изложены основные принципы эволюции. Только высочайшая порядочность Уоллеса, совершенно равнодушного к приоритету, дала возможность обоим работам увидеть свет одновременно, и мы называем теорию естественного отбора теорией Дарвина.
     Король математиков Гаусс еще в конце 18 века пришел к тем же выводам о неэвклидовой геометрии, что Н. Лобачевский и Я. Бойяи, но, по его же словам, боялся ос, которые поднимутся над головой того, кто разрушит привычные устои.
    Как Эйнштейн боялся за свой приоритет! Сольвеевский конгресс однажды решал проблему именно его авторства: можно ли, достойно ли, позволительно ли не ссылаться на предыдущие работы, о которых достоверно известно автору? Решение – позволительно! Все на совести автора!
     Человечеству глубоко плевать, кто первым сделает то или иное открытие, ему важно, чтобы по возможности большее количество людей были приобщены к пониманию и решению проблем. Потери идей недопустимы.
      Микроскопом можно забивать гвозди и мозжить мозги, но такое применение придет в голову редкому индивиду. Творец не обязан думать о последствиях действий политиков-выродков, наука отстранена от политики.
      Не там происходит битва за будущее, где взрываются снаряды и полуживотные убивают друг друга, а в мозгах, анализирующих сложнейшие мировые взаимосвязи. Создать правильную последовательность некоторых символов, овладеть пониманием проблем представляется в этом аспекте способом выживания всего сообщества.
     Никто сегодня не сможет сказать точно, какая часть человечества живет только потому, что повысилась урожайность культур, что есть трактора и машины, что есть антибиотики, что можно получать, трансформировать и передавать электрическую энергию... Достижения человеческого разума стали достоянием всех. И не вина творцов, что их работы могут быть использованы во вред.
     Будем надеяться и будем умнеть. Мы и сейчас можем стать такими умными и доброжелательными друг к другу, какими станут наши потомки неизвестно в каком веке. Но, к сожалению, это требует труда от нас, это требует совершенствования, непрерывной работы, напряжения, сил. И в будущем (непременно!) наряду с теми, кого мы хотим считать идеалами, будут и мерзавцы и прямоходящие полуживотные. Упущения в воспитании, бедность, болезни, наследственность - факторов, способствующих этому, достаточно. И никуда нам не уйти друг от друга...