Вечный хлеб

on 02 May 2014.

ВЕЧНЫЙ  ХЛЕБ  -  ПРАВО  НА  ЖИЗНЬ

 

Миллионы людей в мире недоедают и голодают. Недостаток пищи есть главный палач. Если бы в этом уничтожении наблюдался хотя бы какой-то смысл и наблюдался бы какой-нибудь фактор отбора, то если и не смириться с существующим положением, то, по крайней мере, получить долю оправдания для морального успокоения было бы возможно.

Но можно ли винить людей за неурожай, за тайфун, за засуху? Можно ли винить их за нищету, за безграмотность, за обреченность на беспросветное существование? За бездарность вождей, за продажность правящей бюрократии, за равнодушие тех, кто мог бы помочь?

Является ли право на жизнь неотъемлемым правом человека, и не является ли человек неотъемлемой частью человечества, но тогда мы не должны позволять умирать от голода себе подобным, оказывая им какую-то помощь. Молясь любым богам, мы утверждаем необходимость любви к другим, как к самому себе.

Или мы должны боготворить Гитлера, Сталина, Пол-Пота за уничтожение миллионов? 

На взгляд автора, существует реальная возможность не только избавить людей от голода, но и обеспечить их вполне приемлемым количеством белковой пищи, которая позволит вести достаточно активный образ жизни. Возможность эта заключается в заселении желудка и кишечника микрофлорой, способной фиксировать азот из воздуха и жидких сред. Проанализируем, возможно ли вообще организовать симбиоз микрофлоры с живым организмом.

Примечательно, что такое животное, как корова - как известно, чисто травоядное животное - питается отнюдь не травой, а именно микрофлорой, которая поселяется на пережеванной и смоченной ферментами траве. Продвигаясь по кишечнику, эта биомасса последовательно подвергается воздействию различных ферментов. После заселения в начале кишечника микрофлорой в питательной среде происходит наращивание белковой массы за счет роста числа бактерий. Затем они подвергаются воздействию ферментов, убивающих их и разрушающих оболочку. Происходит усвоение частей белков (пептидов). Даже постоянная отрыжка и вечная жвачка коровья получают некоторое объяснение в таком ракурсе: необходимо организовать обратную связь с началом системы, то есть сохранять штамм бактерий и непрерывно заражать им поступающую пищу. (Некоторые микроорганизмы из килограмма своего веса производят за сутки из низкобелкового продукта, например, сена или соломы, до тонны белковой массы при создании им подходящей среды). То есть, можно с полной уверенностью утверждать, что, по крайней мере, у травоядных система подпитки организма белковой микробиологической пищей работает, причем достаточно эффективно и в течение очень длительного (в историческом плане) времени, то есть выработаны достаточно сильные штаммы. Однако и желудочно-кишечный тракт у них претерпел, в этом же историческом плане, достаточно большие изменения.

И простая комнатная моль, уничтожающая изделия из шерсти, также использует бактерии, которые размножаются на размолотой шерсти в желудочно-кишечном тракте, то есть моль питается отнюдь не шерстью, а живой белковой пищей - бактериями. Поэтому иногда и используют антибиотики для борьбы с молью - они губят микрофлору, и моль умирает от голода.

Клубеньковые бактерии являются наиболее изученным объектом среди азотфиксаторов. Живут они на корнях гороха, сои, фасоли, кукурузы, акации и других растений в клубеньках, специфических утолщениях на корнях. Атмосферный азот, усваивается бактериями, которые создают органические соединения, а эти соединения являются азотными удобрениями. Это во много раз повышает продуктивность культур.

Тот факт, что многие виды подобных бактерий живут в симбиозе с растениями-хозяевами, говорит о достаточно жестких условиях  их нормального развития. Изменение питательной среды может привести к угнетению размножения, уменьшению производства биомассы и гибели в конкуренции с другими видами микроорганизмов. Кроме того, подобные виды микроорганизмов, похоже, требуют для жизнедеятельности то, что не может им дать просто питательная среда, проще говоря, они являются паразитами.

Исследования по бактериям-азотфиксаторам проводились довольно интенсивно и получены вполне обнадеживающие результаты. Однако направление исследований было скорее сельскохозяйственное, чем физиологическое: исследовалась возможность повышения урожайности различных культур при внесении в почву подобных бактерий, условия существования их (например, пределы оптимальной кислотности среды), а также необходимые компоненты жизнедеятельности.

Очень сильный обзор данных по азотфиксаторам был выполнен в [1].

 Производство азотных удобрений во всем мире на сегодня практически сравнивается с производством аналогичных соединений азотфиксирующими бактериями. Причем следует учесть, что никакого вреда для окружающей среды бактерии не приносят, чего нельзя сказать о химических предприятиях.

Человечество уже решило некоторые проблемы с пищеварением, перелагая часть его на бактерии. Даже молоко некоторые люди предпочитают употреблять только скисшим, вспомним, что и вино, и квас, и сыры, и хлеб есть продукты переработки бактерий. И эти продукты легче усваиваются, содержат больше витаминов и в них увеличивается подчас содержание белка.

Сейчас считается признанным, что после болезни или принятия антибиотиков необходимо восстановить микрофлору желудка и кишечника. Однако восстановлению на сегодня подвергаются штаммы, которые обнаруживаются у здоровых людей, но которые отнюдь не являются азотфиксаторами (колибактрин, бифумбактрин, лактобактрин - эти препараты уже прочно заняли свое место в восстановлении микрофлоры).

То, что организм, точнее его среды, насыщены азотом, достаточно хорошо известно.  Кессонная болезнь возникает после пребывания организма в условиях повышенного давления при переходе в нормальные условия. Азот, находящийся в дыхательной смеси,  растворяется в крови в условиях повышенного давления в больших соотношениях, чем в нормальных условиях; затем, после снятия давления, он стремится выйти из жидкости (крови), “вскипает”, и закупоривает кровеносные сосуды. Следует подчеркнуть, что растворяется азот не только в крови, но и в любых других жидких средах организма.

Таким образом, азот в средах организма имеется. В кишечнике и желудке, пронизанными кровеносными сосудами, происходит интенсивный обмен компонентами сред - это и кислород, и углекислый газ, и соли, и вода. Одной из компонент, причем, на взгляд автора, очень важной, является именно азот, который может быть зафиксирован с помощью микроорганизмов - азотфиксаторов.

Сформулируем задачу: можем ли мы найти такие штаммы микроорганизмов в природе, которые уже сейчас прошли многовековую апробацию у достаточно представительного сообщества людей? Характерной чертой такого сообщества будет минимальное потребление пищи при достаточно активном образе жизни, причем энергетическая ценность потребляемых продуктов,  будет гораздо меньше совершаемой работы.

Собственно, методами генной инженерии можно получить микроорганизм с заданными свойствами, но выпуск подобных созданий за пределы лабораторий может быть чреват непредсказуемыми последствиями, кроме того, он и запрещен международными договорами.

Можно, конечно, вспомнить, что есть отдельные случаи, когда человек не ест годами (например, были достоверные сообщения из Китая о женщине, много лет не принимавшей пищи), но все единичные случаи тем плохи, что они  говорят о чисто индивидуальных особенностях организма, о создании в организме среды, которая заселена такими микроорганизмами, которые никогда не смогут жить в условиях другой среды.

Поэтому лучше обратить внимание на большие группы людей, данные о которых достаточно достоверны.

Известно, что, например, йоги потребляют очень незначительное количество пищи, что учение их о дыхании, реализованное в системах упражнений, утверждает о возможности поглощения энергии из воздуха (праны). Отбросив мистику, можно принять гипотезу о возможном заселении у йогов внутренних сред азотфиксирующими бактериями. Примечательно, что передача знаний у йогов утверждается только в прямом контакте с более совершенным йогом, учителем; то есть возможность заражения организма штаммом бактерий произойдет с достаточно большой вероятностью. Однако пассивность йогов, малая энергопроизводительность (статические упражнения не требуют больших трат) и сложность овладения всей техникой дыхания (которая, возможно, подготовляет организм к заселению штаммом микроорганизмов, меняют состав сред организма) делает изучение йогов не самым перспективным.

В Новой Гвинее есть племена, потребляющие пищу с очень низким содержанием белка. Однако выделяют они азота так много, что иначе, как выдвинув гипотезу о заселении организма азотфиксирующими бактериями, не объяснить этот факт. Недостатком этого штамма микроорганизмов можно считать требование достаточно большого количества растительной пищи, которая и создаёт необходимую питательную среду для существования бактерий. Специфика пищи может стать непреодолимым препятствием для использования подобного штамма в других странах.

В горах Непала живут шерпы, народ, который не только приспособился к жизни в высокогорье, не только ведет очень активный энергозатратный образ жизни, но, похоже, в силу ли традиций, пищи или случайности является носителем азотфиксаторов фантастической продуктивности. Съедая пригоршню сухофруктов, шерп способен проделать тяжелейший горный переход, с грузом, который подчас равен его весу, причем в условиях высокогорья, когда количество кислорода значительно меньше, чем на уровне моря. Затраты энергии при этом таковы, что и близко не могут сравниться с энергосодержанием пищи.

Можно предположить, что именно условия кислородного голодания являются важным фактором создания подходящей среды в организме для заселения бактериями этих штаммов или их активации (сравнение с йогами напрашивается). Но селения шерпов находятся и в долинах, где давление незначительно отличается от нормального. Этот довод не в пользу  системы дыхания или искусственного кислородного голодания.

Но современные исследования показывают, что техника дыхания оказывает большое влияние на организм, даже на его энергопроизводительность. Для микроорганизмов важным фактором является кислотность среды. То есть, возможно, выработав стиль дыхания, можно поддерживать рН  внутренних сред  в тех пределах, которые требуются для азотфиксаторов.

Необходимым фактором, однако, остается заселение, причем, предпочтительно, регулярное, микрофлорой. Изменение состава пищи, применение лекарств, заболевание могут уничтожить или изменить качественный состав микрофлоры, поэтому поддержка его на должном уровне предпочтительна внешняя и регулярная. Даже если индивидуальные внутренние среды организма будут недостаточно хороши для азотфиксаторов и размножение их будет невозможно или угнетено, то достаточно нескольких часов жизнедеятельности их, чтобы обеспечить организм необходимым количеством белка для поддержания нормальной жизни.

Таким образом, можно заключить, что сейчас возможны по крайней мере два пути борьбы с голодом.

1) Заселение желудочно-кишечного тракта микроорганизмами, которые создают усвояемый белок в нормах, приемлемых для жизнедеятельности. Учитывая, что подобные микроорганизмы являются паразитами, можно рассчитывать, что именно этот путь является самым перспективным. Поддерживание температуры в строго заданных пределах, снабжение паразитирующих микроорганизмов азотом, кислородом, углекислым газом, солями, то есть всеми необходимыми элементами, удаление продуктов жизнедеятельности, утилизация погибающих бактерий - это идеально возможно организовать лишь в условиях организма-хозяина. Для увеличения продуктивности животных этот путь может быть использован сейчас, без многолетней апробации и подтверждений. То, что животные одной породы, одной даже семьи отличаются колоссально по продуктивности, является фактом, подтверждающим возможность и необходимость заселения пищеварительного тракта азотфиксаторами - фактор заражения сильным штаммом происходит достаточно случайно, но результат этого немедленно сказывается на продуктивности животного.

2) Наружное пищеварение, то есть обработка заведомо низкокалорийного малобелкового продукта вне организма штаммами микроорганизмов, которые создадут достаточное количество усвояемого белка, что требует поддерживания внешними силами температуры, кислотности, солевого и газового состава среды - это на взгляд автора является неперспективным путем. Несколько преимуществ этого способа: отказ от заселения желудочно-кишечного тракта специфическими микроорганизмами, возможность обработки образующейся биомассы химическими и термическими способами, превышающими биологические возможности организма, возможность создания пищевых продуктов, обладающих качествами знакомой пищи с помощью как способов приготовления, так и с помощью специфических добавок.

Интересно, что  одна из грандиозных программ СССР по обеспечению белковой пищей заключалась именно в этом пункте. Ущербность программы заключалась в попытке переработки нефтепродуктов (а не растений) в усвояемые белки, что, как оказалось потом, было ошибочным решением (точнее будет сказать, ущербность программы состояла в ее глобальности, в многочисленных нарушениях технологии на производствах, в недостаточно длительной апробации. Для переработки нефтепродуктов в усвояемые растениями удобрения в случаях аварийный разливов найденные штаммы и сейчас представляют значительный интерес).

Программа спасения голодающих, по мнению автора, будет заключаться в комплексной экспедиции в Гималаи, где необходимо произвести анализ и отбор тех микроорганизмов, которые являются достаточно мощными азотфиксаторами, чтобы человеческий организм не только мог выжить с ними, но и мог выжить достаточно качественно, без потери трудоспособности. После этого, видимо, необходим срок доскональной проверки микроорганизмов на выборках  людей из других сообществ, организация производства достаточно большого количества микроорганизмов в удобной для употребления форме.

Этот этап уже может быть произведен в лабораториях Европы без больших трат в рамках программ ООН. 

И когда начнется борьба за качество жизни между выжившими, тогда мы можем сказать себе: “Мы сделали все, чтобы они жили. Теперь придется  тащить хомут по образованию, воспитанию и приобщению выживших к нормам цивилизации”. Но разве мы не сильны?

Основная задача  микробиологии в этом направлении: отнюдь не в создании новых бактерий-“химер”, а в поиске бактерий, которые десятки тысяч лет заселяли большие сообщества людей, и которые достаточно утвердились в традиционных способах передачи, проверены многими поколениями, помогают выжить в тяжелых условиях и оздоравливающе влияют на организм.

 

Список использованной литературы:

1. Манорик А. В. Фiксацiя молекулярного азоту симбиотичними системами. Киiв, “Наукова думка”, 1976, 163 с.