Развлечение для отпускников

on 08 May 2008.

    Есть множество интереснейших занятий, которые каждый человек может исполнить во время отпуска или кратковременного отдыха на природе. Охота, рыбалка, походы, море, дача, здоровье - мало ли направлений?

    Однако все они пассивны в том смысле, что целеустремление в них ограничивается только решаемой задачей.
    Предположим, что любовь к приключениям на доступном уровне для каждого человека есть заложенный в нас фактор. Предположим также, что направленная деятельность может иметь и иную цель, но иногда сопутствующую охоте, рыболовству и т. д.

    Кому-то нужны деньги, кому-то решение проблем жизненно необходимо, кому-то есть необходимость удовлетворить свои авантюристические запросы.

Знаете ли Вы, что в рентгеновских лучах светятся алмазы, изумруды, корунды, сапфиры, аметисты и т. д.?

   

И в Индии, и в ЮАР, и в странах СНГ ищут камни просвечиванием породы рентгеном с последующим вылавливанием объектов за счет послесвечения. Пренебрежение эффектом послесвечения превращает людей скорее в рабов, чем в творческих работников. Что мы и наблюдаем при поиске изумрудов в Колумбии, самоцветов в Шри-Ланке и т.д. Там ищут самоцветы простым просматриванием и отбором породы по качествам “блеск” и “отражение." Невозможность анализировать другие качества заведомо отметает в отвал множество ценных камней.
    Светятся кристаллы и в ультрафиолете. Кристаллы, содержащие некоторые примеси, светятся белым, красным, синим, желтым светом. Предпочтительней жесткий ультрафиолет, который получают при помощи ламп низкого давления. (Для справки: нет кристаллов, не содержащих примеси, причем это принципиально: может быть большее или меньшее содержание какого либо элемента, но отсутствие их просто невозможно).

     Если взять источник ультрафиолета и отсечь с помощью фильтра видимый свет, то ночной мир в наших глазах изменится до неузнаваемости. В ночи, когда нет ни ватта видимого света и окружающие предметы невидимы, но есть заказ светиться веществам, интересных нам, можно увидеть кристаллы с большей вероятностью, чем при солнечном свете. Любой кристалл есть преобразователь ультрафиолета в видимый свет.

      В темноте кристаллы вспыхивают на фоне темной породы, как яркие звездочки.* * * * * * * * * Это настолько восхитительное и захватывающее зрелище, что его стоило бы испытать любому человеку.
    Отсекание видимого света от источника ультрафиолета достигается с помощью избирательных фильтров, пропускающих ультрафиолет, но не пропускающих видимый свет. Подобная схема реализуется, например, в приборах для проверки денежных купюр: источник излучения излучает ультрафиолет и видимый свет, но видимый свет отсекается с помощью избирательно пропускающего фильтра; в ультрафиолете метки светятся и свидетельствуют о фальшивости или натуральности купюры. Такие фильтры отсекают и жесткий ультрафиолет, который очень плохо действует на глаза.
     Кроме этого, известно, что кристаллы светятся также и при воздействии на них ионизирующих излучений, то есть при воздействии альфа, бета или гамма лучей. А это значит, что, взяв ампулу некоторого радиоактивного вещества и направив его излучение на землю (обезопасив, конечно же, себя), можно двигаться в темноте и ловить искры света искомого кристалла. Такой прибор не выглядит, конечно, предпочтительным при сравнении с ультрафиолетовым источником по безопасности для организма, но он исключительно прост.
     И есть еще один интересный эффект: послесвечение кристалла после воздействия света. То есть, выдержав кристалл на свету, а затем, поместив его в темноту, можно заметить свечение его.       

     Реализация подобной схемы может выглядеть так: вспышка света, направленного на исследуемую площадь поверхности (вспышка не засвечивает глаза - для этого можно предусмотреть или закрытие глаз или закрытие диафрагмы прибора наблюдения), просмотр породы после вспышки визуально, через фотоумножители, или приборы ночного видения, предварительный набор образцов, дневная сортировка материала с помощью приборов определения твердости.

     Невозможно представить себе прибор, который может распознать камни по качеству только лишь за счет свечения в ультрафиолете или послесвечения. Необходимо после отбора камней сделать анализ по другим параметрам. К сожалению, не все золото, что блестит!

      Поэтому желательна организация комплексного подхода к изучению набранного материала. Взяв в походе кристалл, который проявил ночью хорошее свечение, необходимо его проверить по твердости, преломлению света и т. д. Визуально кристаллы могут представлять зерна с тусклой матовой или шероховатой поверхностью, нередко покрытые пленками, корочками и примазками посторонних веществ.

     Даже хорошо образованные кристаллы с гладкими поверхностями не обладают блеском и "игрой" и поэтому не привлекают внимания. Это не бриллианты!
     Нарисуем картину путешествия - развлечения недалеко от родных мест и без особых хлопот и трат.
      Вы, обязательно не один, а с хорошей компанией, подготовив простой прибор с автономным питанием (например, для проверки денежных купюр), или с ампулой изотопа приезжаете на прогулку недалеко от города с ночевкой.
      Засветло необходимо пройти по предполагаемому месту нахождения кристаллов, расставив маркеры участков как по сложности, так и по интересности исследования. Маркерами могут, например, служить люминофоры из ламп дневного света, хлопок, бумага - они настолько ярко светятся в ультрафиолете или при попадании частиц, что отличить их в ночи очень легко. Маркеры необходимы еще и для того, чтобы не загреметь в яму, овраг или воду в темноте.
     То, что Вы что-то найдете, для автора не представляет сомнений. Анализ кристаллов производите утром и с достаточным скептицизмом.
Для справки: мрамор и кальций светятся белым и каким-то матовым светом, и этот камень будет очень большим.
     Хороший (ценный) кристалл, как правило, не больше фасоли (и даже это много, потому что такой кристалл уже будет составлять 10…20 карат, напомним, что карат - это мера веса для драгоценных камней, один карат составляет 0,2 г).
      Такой камень светится красным, голубым, желтым светом, и этот свет идет изнутри, а не только с внешней поверхности.
     Если Вы выбираете алмаз для анализа, то размеры его будут очень незначительными, то есть порядка одного-пяти миллиметров в диаметре. Алмаз может быть и черным (в свете дня) и полностью непрозрачным, но в корзину отбора он все равно попадет. Рубины светятся только красным светом. (Вы можете проверить любой рубин дома). Алмазы могут дать любой цвет, но и другие камни дают самые разнообразные расцветки в зависимости от примесей элементов, которые участвовали в образовании кристаллов.
      Приблизительно стоимость алмаза оценивается как произведение цены однокаратного алмаза на квадрат веса найденного камня, выраженного в каратах.  Затем, по мере возрастания размера и качества камня, стоимость может возрастать фантастически, причем без всякого соответствия с приближенной формулой. Густо-синий индийский алмаз "Гоппе" массой 44,5 карата (8,9 грамма!) является одним из самых ценных бриллиантов в мире. Масса "Кулинана", самого большого алмаза, добытого на сегодня, до дробления была 621 грамм (3106 карат), это был не высококачественный алмаз, но его цена приравнивалась к цене 180 тонн золота!

    Стоимость однокаратного (без трещин) алмаза грубо оценивается в $200, тогда стоимость алмаза в 5 карат (то есть алмаза весом 1 грамм) будет оцениваться приблизительно в $5000 (это без учета цвета и качества). Некачественные, мутные, трещиноватые камни стоят значительно дешевле. Но и они нужны! Стеклорезы, резцы, сверла, алмазная паста и т.д. и т.п.
    Если применять установку с мощным импульсным источником света (фотовспышкой, например), то затем следует поймать визуально, а предпочтительно инструментально поступающий свет. Усилив свет фотоумножителями или приборами ночного видения, работающими именно на усиление сигнала, а не на преобразование его частоты (тепловизоры), можно выделить участки с аномально высокой яркостью, которые и будут представлять собой объекты повышенного внимания.
    Отбор образцов может производиться по некоторым стандартным образцам, твердость которых исследователям известна. В принципе, работа всех приборов основана именно на сравнении с какой-то мерой или преобразовании сигнала для сравнения с мерой.
    Проверив найденный образец по твердости на имеющихся мерах, можно уже сделать предварительный анализ качества кристалла и его отношение к той или иной группе камней.

     Простейшая проверка может выглядеть как нанесение царапины на некоторый набор мер, твердость которых точно известна, найденным образцом. Образец нанесет царапину, если он тверже данной меры. (Возможна и обратная проверка: нанесение на найденный образец царапины кристаллом с заранее известной твердостью).
     Кроме алмазов есть рубины, топазы, аметисты, александриты, изумруды, сапфиры, сердолики, и столько других камней, что не стоит их и перечислять. Главный вопрос: где они находятся? Можем ли мы их взять?
    Перспективными местами нахождения камней, как ни странно, являются все те же места нахождения более известных минералов, достаточно драгоценных, таких как, например, золота и платины.
    Известно, что перспективными местами для исследования, являются, например, дельты рек, протекающих через исследуемый район.
    Река или ручей, протекая через данную местность, вымывает огромное количество материала из почвы, перемешивает его, шлифует, дробит и превращает в песок. Но чем крепче материал, тем меньше вероятность того, что он перетрется, тем меньше вероятность того, что он исчезнет. Река тащит материал вниз, поэтому вероятность того, что в низовьях реки будет найден интересный объект гораздо больше, чем в ее верховьях. В быстрых реках вероятность нахождения интересных объектов будет больше, чем в медленных. В древних течениях, прорывших овраги, ущелья и каньоны, вероятность того, что эти течения нашли кимберлитовую трубку, гораздо выше, чем в “молодых” и не имеющих устоявшегося русла рек.
    Принимая во внимание, что процессы идут миллионы лет, можно утверждать, что наилучшие камни, то есть те, которые прошли выборку временем и физическими условиями, можно найти или на побережье моря, или на побережье ручья, реки, или на перекате, или в существующем водопаде, или в руслах тех рек, что исчезли много лет назад.
     В небольших водопадах и на перекатах рек и ручьев образуются ложбины, "карманы", в которых камни интенсивно движутся под действием струй воды, перетираются, но не могут покинуть ловушку. С течением времени все более мягкие минералы истираются полностью, остаются только такие, твердость которых оказалась максимальной. По свидетельству очевидцев в подобных "карманах" находили алмазов на многие сотни карат. Водопады являются уникальными природными промывочными лотками, причем в них можно найти и алмазы, и золото, и платину. И еще бог знает что.

    Если река или ручей протекает по местности, где есть что-то интересное, то неизбежно это "интересное" подвергалось вымыванию, неизбежно оно тащилось вниз по течению, и неизбежно в природных лотках оно оседало. Мало того, в ложбинах водопадов происходит и вымывание пустой породы, пузырьки воздуха захватывают мельчайшие частицы породы и уносят их с потоками воды.      В водопадах нет ила!

      Поход по небольшой горной речке, которая протекает по местности, где достоверно есть очень (очень!) полезные ископаемые может стать крайне захватывающ и интересен. Причем находки не связаны с нарушением законов. Мало ли что мы подобрали в реке - обкатанный осколок бутылки или изумруд!

       Кстати, стоимость тех камней в ЮАР, которые найдены на побережье, то есть прошли многовековую апробацию при воздействии внешних факторов, в три раза превышает стоимость камней, найденных в кимберлитовых трубках. Все трещиноватые или имеющие дефекты камни в ходе такой проверки были разрушены, остались “вечные ценности”.
      Решаемая задача отдыхающими заключается в предварительном анализе района отдыха, в своих возможностях по времени, в качестве аппаратуры, в количестве привлекаемых людей и в желании добиться успеха.