Аллергия - страдание и надежда

on 08 May 2008.

(О ПРИНЦИПИАЛЬНОЙ ВОЗМОЖНОСТИ СНЯТИЯ
ИММУННЫХ РЕАКЦИЙ ПРИ ТРАНСПЛАНТАЦИИ И
УСИЛЕНИЯ ПРИ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ)


   Казалось бы, простые химические вещества не должны вызывать аллергию. Однако сплошь и рядом мы сталкиваемся с аллергическими реакциями на них. Соли никеля и хрома, формальдегид, эпоксидные смолы, скипидар, формалин, минеральные удобрения...
   По мнению автора, не само вещество является аллергеном, а тот белок, который образуется в ходе соединения проникшего вещества и нормального белка организма. Этот искаженный белок организм начинает воспринимать как враждебный, чужой, подлежащий уничтожению. Травмы, раздражения кожи, трещины позволяют аллергенам проникнуть в глубь кожи, и тогда взаимодействие с белками клеток интенсифицируется.
    То, что первичный контакт с подобными веществами не вызывает аллергию, доказывает справедливость подобного утверждения. Не вызывает и второй, и третий, и сотый контакт... Аллергия просыпается от многократного травмирующего воздействия.
     

Клетки разных органов по-разному поглощают те или иные вещества. И больные или переродившиеся клетки иначе, чем здоровые, взаимодействуют со средой, выборочно поглощая некоторые вещества.
   Предположим, мы нашли вещество, которое жадно поглощает переродившаяся клетка, например, раковая. Причем само по себе вещество это должно быть совершенно безобидное, не разрушающее клетку. Предположим, мы найдем такое химическое соединение, которое, взаимодействуя, поглощаясь этой клеткой, вызовет некоторое изменение на ее поверхности, которое будет считано организмом как враждебное, подлежащее уничтожению. Если такого вещества будет в избытке, то рано или поздно такое изменение произойдет. И тогда будет запущена иммунная система, будет полностью имитирована аллергия на простое соединение, возникающая, например, у работников химических предприятий (не врожденная, а наведенная!). После этого будет достаточно самой малой дозы аллергена, чтобы вызвать резкую, повышенную чувствительность организма, сверхиммунную реакцию. Но не на само вещество, а на искаженные белки поверхности клеток. И тогда организм безжалостно их уничтожит! Причем уже и не надо будет полного совпадения поверхности клетки с антителом, достаточно будет совпадения приблизительного, то есть атаке подвергнутся все похожие клетки, а не только с искаженной структурой.
    То, что выборочное поглощение определенных веществ теми или иными клетками, есть факт - не подлежит сомнению. Конечно, разнятся по поглощению и клетки печени, и почек, и эпидермиса, и мозга, и миокарда... Но есть разница в выборке веществ у больных и здоровых клеток. То есть выборка поглощаемых веществ у больных клеток печени будет отличаться от таковой у здоровых, а выборка больных клеток почек - от выборки здоровых клеток почек. И при этом, конечно же, клетки печени и почек будут коренным образом отличаться по ассортименту поглощаемых веществ. Именно поэтому порождает скептицизм желание некоторых исследователей найти одно единое лекарство от рака - его просто не может быть!
   Совершенно безобидное вещество, не поглощаемое вовсе здоровыми клетками, но поглощаемое (или имеющее сродство) больными клетками может стать для них смертным приговором. Условие этого - изменение при поглощении или прилипании этих веществ к мембране свойств мембраны клетки. Эти изменения должны быть столь значительны, что вызывают аутоиммунную реакцию.

Известно, что порой достаточно изменить формулу белка на несколько аминокислот, чтобы этот белок уже воспринимался организмом как враждебный. Это происходит отнюдь не всегда. Есть какие-то закономерности, не вскрытые еще до конца, определяющие ход подобного процесса, мощь иммунного ответа.
    То, что переход болезни в хроническую форму явно снижает силу иммунного ответа, давно известно. Известен и способ борьбы - резкое искусственное обострение болезни, провокация обострения.
    Онкологические заболевания - это практически всегда хронические болезни, вяло протекающие многие годы. Именно это и делает измененные клетки непризнаваемыми за врагов. Так малыми дозами аллергена заставляют организм признать очень мощный для него антиген за родной, смириться с ним, не проявлять всей силы иммунитета против чужеродного белка.
    В ходе развития человеческого (да и любого другого) организма проходят стадии. И эти стадии отличаются подчас не только количественными, но и качественными изменениями. Появляются новые белки (!), которых не было еще несколько месяцев назад. И в этот момент сбои неизбежны! И разве не наблюдаем мы всякого рода сбои в растущих организмах, которые пытаемся объяснить то гормональной недостаточностью, то ее избыточностью...
   Рассогласование работы различных органов бывает просто необходимо, чтобы обеспечить подтягивание отстающих в работе органов до необходимого уровня или в торможении излишне активных органов до требуемого уровня. В автоматике принцип автоматического регулирования по прямым и обратным связям есть основа построения всех систем. Но те сбои, которые происходят в организме в период развития, могут вызвать и необратимые изменения. И, быть может, один из самых неприятных моментов есть пробуждение аутоиммунных реакций, неприятие организмом своих собственных белков.
     Организм может свои белки признать за чужие! Так что говорить о пересаженных органах генетически чуждого индивида, отличия в белках которых определяются лимфоцитами, что называется, невооруженным взглядом.
     Иммунные реакции встают подчас непреодолимым барьером при трансплантации тканей и органов. Генная несовместимость донора и реципиента вызывает реакцию отторжения. Даже с помощью самых мощных иммунодепрессантов, отключающих иммунную систему, не удается значительно продлить жизнь после трансплантации - подавляя иммунную систему, мы открываем ворота инфекции, делаем организм беззащитным. Да, эти лекарства практически снимают риск отторжения, но они и ослабляют организм. Кроме того, современные данные однозначно свидетельствуют, что эти лекарства способствуют онкологическим заболеваниям (потому и способствуют, что давят общий иммунитет, в том числе и систему распознавания и уничтожения больных или переродившихся клеток).
    Но ведь в организме не один раз возникали новые белки в период его развития, и у 99% людей не возникали аутоиммунные реакции! И обширный опыт по лечению аллергии дает основания считать, что медленное приучение организма к антигену позволяет снять иммунную реакцию.
   Тогда неизбежен вывод, что перед трансплантацией реципиент должен медленно, очень малыми дозами приучаться к тем антигенам, которые будут ему пересажены от донора. И это должно продолжаться до тех пор, пока на антигены пересаживаемого органа вообще не исчезнет иммунная реакция.
   Проведены очень интересные опыты по переливанию крови или ее компонентов от донора реципиенту с целью снять иммунные реакции при последующей трансплантации. Результаты поразительны: даже без применения иммунодепрессантов ткани у животных приживались исключительно хорошо. Но доказано, что даже в родном организме различные органы обладают антигенными свойствами друг по отношению к другу. Нельзя пересадить кожу, как латку, на кишку или желудок, нельзя на место поджелудочной железы пересадить почку, и т. д... Компоненты крови не могут содержать всех антигенов организма, не могут в достаточной мере представлять сердце, печень, почки...
    Именно антигены пересаживаемого органа должны вводиться реципиенту для снятия реакции отторжения. И вводиться не раз, не два и не три. А точно так же, как и при аллергической реакции: малыми, но все увеличивающимися дозами до полной толерантности, до полного снятия реакции на данные антигены. И только после этого должна производиться трансплантация. Причем генные различия при пересадке могут быть тогда очень значительны: ведь организм был приучен к антигенам и согласился принять их за свои.
    Но ведь это означает, что пересаживаемый орган должен быть слегка поврежден - необходимо делать пункции, брать микродозы тканей.
    В отношении, например, кожи вопрос легко решаем (кстати, и проверка выглядит достаточно простой), в отношении парных органов (почки, легкие), по-видимому, тоже не возникнет проблем.      Исключение составляет сердце...
     Гипотеза есть мальчик для битья, тренировка умственных способностей и глубины знаний оппонентов. Автор выражает надежду, что гипотеза о подходе к иммунной реакции при трансплантации как к аллергической реакции достаточно жизнеспособна, чтобы выдержать здоровый скептицизм.